Дэмиан о Генрихе: «Я вижу социопата, способного на огромную любовь»

BBC в преддверии премьеры «Волчьего зала» обнародовало пресс-кит, куда входят интервью главных участников проекта, в том числе Дэмиана Льюиса, сыгравшего короля Англии Генриха VIII.

— Как то, что ты сыграл Генриха, изменило твое восприятие этого исторического персонажа?

— Я думаю, что у всех у нас сложилось представление о нем как об этаком распутном, страдающем сифилисом, обрюзгшем и творящем геноцид элвисоподобном персонаже. Правда в том, хотя, может, это звучит странно, но у него была талия 32 дюйма, и он достаточно долго таким оставался. Он был лучшим спортсменом всего королевского двора. Он был выше всех. Очевидцы часто упоминали его красивое бледное лицо. Так что я пришел к выводу, что тот самый помпезный, параноидальный, позволяющий себе всё и погрязший в жалости к себе жестокий Генрих проявился в период, который сериал уже не охватывает. Мы постарались сконцентрироваться на том, чтобы показать Генриха с разных сторон — так, как он и был написан.

Генриху отведено не так много экранного времени, но когда мы видим его, мы видим множество граней его персонажа и его личности. Вы сможете увидеть, как он сочиняет мелодию для лютни, вы сможете увидеть, как он ведет себя очень по-мальчишески, мечтая о Джейн Сеймур. Временами мы увидим его напуганным воспоминаниями о матери, и, я думаю, все эти маленькие озарения могут показаться людям непривычными. Но будет и тщеславие, и осознание собственной важности, тот факт, что он действительно верил в то, что является воплощением божественной воли на земле, что в итоге привело к акту о супрематии. Но он всегда считал, что есть лишь Бог и Король, так что для него это был закон, имевший обратную силу.

— Что, по твоему мнению, управляет действиями Генриха?

— Страстное желание иметь наследника мужского пола — и это находится в центре всей истории. Я не вижу в Генрихе ничего психопатического, я не вижу в нем психопата, я не думаю, что это определение к нему подходит. Но я вижу социопата, кого-то, способного на огромную любовь, огромную привязанность и, как мне кажется, тоскующего по этому. Он тоскует по нормальным межличностным взаимоотношениям и в то же самое время хочет быть величайшим из людей, величайшем королем, богоподобным королем, который правит величайшим двором своего времени. Последние вещи создаются искусственно и очень ограничивают. Я думаю, его способность любить, а потом просто избавляться от человека все-таки объясняется социопатией. Но то, что он испытывал все это на протяжении долгого времени, весьма разрушительно для личности. Вот почему он всё больше погружался в паранойю, позволял себе всё больше, стал таким напыщенным и жестоким в последние десять лет своей жизни. За последние десять лет его правления жизни лишились гораздо больше людей, чем за первые десять-пятнадцать.

— В чем была суть его взаимоотношений с Томасом Кромвелем?

— Примерно в том же, что лежало в основе взаимоотношений Генриха с кардиналом Уолси: Генрих был рад, когда Уолси, а потом Кромвель принимали серьезные решения, управляли страной. Особенно в начале его правления и до тех пор, пока дела шли гладко. В версии Хилари, в романах «Волчий зал» и «Внесите тела», у Генриха развивается настоящая привязанность к Кромвелю. Думаю, ему нравится, что у человека простого происхождения, сына кузнеца, рожденного в Путни, оказывается шире кругозор, чем у всех окружающих его благородных придворных, ведь Кромвель был банкиром коммерческого банка, его ранним прототипом. Он провел много времени в Европе, в Антверпене — большом финансовом центре, потом вернулся оттуда, он также успел побывать наемником. Он человек мира. И, думаю, Генрих был полностью покорен его способностью выражаться прямо, практичным подходом, его образованностью и его юридическим образом мышления. Генрих просто стал от него полностью зависеть.

— А каким образом он оказался во власти Анны Болейн?

— Анна Болейн была очень сильной женщиной и имела исключительную власть над Генрихом. Он добивался Анны пять лет, и известно, что она, вероятно, наконец пустила его в свои покои, где, провоцируя его, подняла юбки и разрешила ему ласкать ей бедра. Вот настолько он продвинулся за пять лет. Она здорово умела динамить — в отношениях мужчин и женщин некоторые вещи, эти маленькие танцы, не меняются, так что на бытовом уровне эта ситуация была вполне обычной.

Он желал ее и хотел ее. Думаю, он также был покорен ее несомненной образованностью и силой ее воли. Я раньше не понимал, что Анна Болейн — это в какой-то мере икона феминизма, я это осознал в процессе работы.

Она, конечно же, чувствовала себя потерпевшей, и, думаю, Генрих не мог придумать лучший способ покончить со своим браком, чем отрубив ей голову. Пожалуй, это легкий намек на социопатические тенденции, о которых мы говорили. Но, опять же, им управляло страстное желание получить наследника мужского пола. В итоге женщина, которую он глубоко любил, от которой, как я думаю, он был без ума, просто не смогла дать ему то, в чем он нуждался.

— Почему же нас так привлекают Генрих VIII и его эпоха?

— Заинтересоваться Генрихом VIII очень просто: он был незабываемым, почти карикатурным королем. Если говорить о его достижениях, то он проложил путь для Книги общей молитвы, перевода Библии на английский; слегка насильственным путем он создал англиканскую церковь, и это его дочь потом своим мастерским посредничеством позволила англиканству развиваться и преуспевать. Он провел важные изменения в парламенте, и во времена его правления процветали музыка и литература. Но, конечно же, причина нашего интереса к нему — в том, что у него было шесть жен, двое из которых лишились головы, и в его одержимости желанием завести сына.

— Чувствовал ли ты, играя Генриха, что у вас есть общие черты характера?

— Чем больше я читал о нем, тем больше с радостью и тревогой я обнаруживал, что общие черты у нас есть. Конечно, не мне об этом судить, но, сидя в этих одеждах, я, конечно же, думал, что кастинг вышел разумным, потому что я действительно чувствовал сходство между ним и собой. Думаю, полученное мной образование, без сомнения, помогло играть короля. В том смысле, что я полностью понимаю придворную структуру, иерархию, то, как всё это организовано.