«Общаться Генрихом — все равно, что приручать медведя»

Дэмиан Льюис и Марк Райлэнс в "Волчьем зале"Издание The Independent посвящает «Волчьему залу» большую статью, часть из которой представляет собой интервью Дэмиана Льюиса. Кроме того, о неоднозначном монархе, которого играет Дэмиан, рассказал его коллега по съемочной площадке Марк Райлэнс. Он воплощает на экране образ Томаса Кромвеля, глазами которого мы видим все события, и сравнивает отношения между своим персонажем и королем с приручением медведя.

«Я как-то повстречал человека, который держал медведей гризли в штате Монтана, — рассказывает актер. — И когда я засомневался в его адекватности, он рассказал мне, что нужно понимать: они в высшей степени эмоциональны, они гораздо эмоциональнее человеческих существ, и их легко ранить. Генрих такой же».

Находясь под впечатлением от широко известного портрета кисти Гольбейна, на котором изображен более возрастной и весьма полный Генрих, я изначально был удивлен выбором Дэмиана Льюиса на эту роль, пишет автор материала Джерард Гилберт. Но, разгуливая по лужайке замка Бротон в полной экипировке, готовый к съемкам сцены банкета, рыжеволосый актер из «Родины» выглядит настоящим Тюдором.

«Генриха всегда изображали огромным, разгульным, развратным и страдающим сифилисом Элвисом тюдоровской эпохи, — говорит Льюис. — Хотя в итоге это немного приблизилось к истине, начинал он с талией в 34 дюйма и считался выдающимся спортсменом».

«Также я думаю, что он был очень покладистым, очень восприимчивым, и он не концентрировался на государственных делах, — продолжает он. — Поэтому все те, кто концентрировались, вроде Уолси и Кромвеля, нажимали на нужные кнопки и могли запросто влиять на него».

Хотя Дэмиан уже успел сняться в шпионском триллере «Такой же предатель, как мы» по роману Джона Ле Карре («Шпион, выйди вон»), эта лента еще не вышла на экраны, и сложно было выбрать лучшую роль, чем король Генрих, чтобы отделить Льюиса от сержанта Броуди. «Таких проектов, как «Родина», один на миллион, — говорит он. — И если вам доводится оказаться в чем-то таком, что так быстро завоевывает всемирное признание, все развивается очень стремительно, как лесной пожар, и временами чрезмерно поглощает все вокруг. У этого на самом деле мало общего с остальной моей карьерой».

Броуди покинул «Родину» после трех сезонов, оставив Клэр Дэйнс отдуваться за двоих. «Я ожидал быть только в двух сезонах, а потом получил еще один, что воспринималось как бонус и было прекрасно, — говорит он. — А потом мне оторвали голову, точнее, меня просто вздернули. И это было абсолютно правильным решением. В любом случае я очень нервничал по поводу возможного участия в семи сезонах. Думаю, большинство актеров чувствовали бы то же самое, по крайней мере что касается британских актеров. Я сказал, что не хочу больше сниматься для телевидения, потому что эти съемки очень длинные, а у меня двое маленьких детей и я не хотел перевозить их в Северную Каролину».

Чувствует ли он, что ему надо «переконфигурировать» свою карьеру после успеха «Родины», принесшей ему звездный статус?

«Я, возможно, отнесся бы к осторожностью к предложению снова сыграть солдата, — говорит Льюис, прорывом на телевидении для которого стала роль в «Братьях по оружию» Стивена Спилберга и который играл майора британской армии в «Воинах», драме Питера Козмински о миротворцах в Боснии (1999). — Но если личность солдата будет другой и контекст будет другим, кто знает?»

Отметим, кстати, что уже после «Родины» Льюис сыграл солдата времен Викторианской эпохи в фильме Вернера Хероцога о Гертруде Белл «Королева пустыни», который пока не вышел.

«Люди постоянно спрашивают меня, не хочу ли я сняться в комедии, и я все время думаю об этом, — говорит от. — Полагаю, свою долю комедии я получаю в Have I Got News for You, и вообще найти смешную комедию непросто. В принципе, мне нравится идея непосредственности ситкомов, и я бы хотел сняться в чем-то типа «Офиса» или даже «Друзей», когда «Друзья» были хороши, это было действительно хорошо».

Льюис также подумывает о режиссуре и намекает на проект, который он «мог бы назвать, но предпочитает подождать». Можно сказать, что он оказался в том же положении, что и его друг и коллега по Итону Доминик Уэст, когда закончилась «Прослушка», изменившая его карьеру. «Конечно, это здорово, иметь такой успех, — говорит Льюис, — и это набивает тебе цену. И это к лучшему, ведь не может же быть иначе».

«Генрихом по-настоящему управляет идея о том, что он должен обеспечить передачу власти, — Льюис возвращается к теме «Волчьего зала». — И с его точки зрения это можно обеспечить только посредством рождения сына. Ирония в том, что его дочь станет одним из величайших монархов, так что ему не стоило так беспокоиться».