Жизнь после Homeland: Дэмиан Льюис о «Волчьем зале» и своем новом горячем независимом фильме

Дэмиан Льюис в фильме "Тихий шторм" (The Silent Storm)Kate Muir, The Times, 18 октября 2014 года

Есть что-то такое в Дэмиане Льюисе, облаченном в длинную черную сутану, что сводит женщин с ума или хотя бы приводит в лоно церкви. В драме «Тихий шторм» (The Silent Storm), премьера которой прошла на Лондонском кинофестивале на этой неделе, Льюису досталась роль загнавшего в глубину свои истинные желания, ханжеского шотландского священника-пресвитерианца, чья злоба словно расплавленная лава скрывается под благочестием. Он играет пастора Бэйлора бок о бок с Андреа Райзборо, которая изображает Айлин — загадочное кельтско-друидское существо, спасенное из моря для того, чтобы стать покорной женой. Их неистовые, предвещающие бурю отношения развиваются на отдаленном малонаселенном острове в 1950-х, а съемки проходили в бухте Carsaig на острове Малл.

Настоящие проблемы приходят на остров в образе третьего героя — поэтичного 17-летнего правонарушителя из Глазго по имени Фионн, которого играет Росс Андерсон. Присутствие привлекательного молодого парня и закрытие церкви, в то время местная шахта прекращает работу, приводят Бэйлора в ярость.

«Итак, Дэмиан, что же привлекло тебя в роли психованного пресвитерианского священника?» — спрашиваю я, когда актер плюхается на пухлый фиолетовый диван в баре отеля «Мейфэр» посреди суеты Лондонского кинофестиваля.

«Мое понимание того, что тот, кто потерял голову, неадекватен ситуации или склонен к эксцессам — не такой, как все остальные, — бодро говорит Льюис. — Я не считаю Бэйлора диким и сумасшедшим. Я нахожу в нем сходство с другими ролями, которые мне выпадало играть. Этим человеком управляют страсти и честность, которые проявляют себя в таком деспотическом варианте. Он, определенно, жертва собственной непреклонности».

Райзборо говорит, что она и режиссер Коринна Макфарлэйн «подумали о Дэмиане, как о доминантном самце оленя, обо мне — как об оленихе-самке, и мы хотели просто оставить их в одном помещении, а потом вбросить г**но на вентилятор и посмотреть, что будет».

Кадры из фильм «Тихий шторм»

Постер фильма Тихий шторм (The Silent Storm)

◄ Назад
Изображение 1 из 11

Роль, которую Льюис отыгрывает с выдающимся, неистовым рвением, имеет явные параллели с его наиболее знаменитой инкарнацией — фанатичным сержантом Броуди из телесериала «Родина» о ЦРУ, за участие в котором он удостоен «Эмми» и «Золотого глобуса». Действительно, нация скорбела на прошлой неделе, когда Броуди, повешенный в конце третьего сезона, волшебным образом не воскрес в начале четвертого. «Некоторые люди думают, что без меня Homeland стал лучше», — говорит он и смеется.

Пребывающих в трауре фанатов Броуди может утешить то, что Льюис появится в главной роли в мини-сериале Би-Би-Си по романам Хилари Мантел «Волчий зал» в следующем году (мы расскажем об этом подробнее).

Ныне покойный Броуди, о котором так просто не забыть, плотно засел в ДНК актера, и Льюису нравится сравнивать двух своих персонажей. «Броуди — пешка в большой игре, он стал жертвой с того момента, как 11 сентября обрушились башни-близнецы. Он принимает решение участвовать в войне, Америка решает отправиться на войну, и с того самого момента он больше не является собой. Он изменяется под влиянием обстоятельств, и то, во что он превращается, ужасает, потому что это несет настоящую угрозу. И он возвращается домой со всем своим рвением. Он радикализирован и приходит к пониманию того, что на самом деле происходит на войне, и в итоге он занимает политическую позицию против бомбардировок беспилотниками и уничтожения невинных людей».

В этот момент страстного объяснения взгляд Льюиса становится по-броудиевски жестким, устремленным в бесконечность, и это в некоторой мере приводит в замешательство. У нас есть печенье, которое обычно дают с кофе, и оно помогает нам успокоиться. Он продолжает: «Бэйлор также человек обстоятельств, он продукт своей среды. Его история, которую мы обсуждали, чтобы сделать персонажа более ярким, такова: он служил в военно-морском флоте во время войны и чувствует себя комфортно у моря, в дикой местности, и в этом есть метафора, если она вам нужна».

Начиная с телесериала «Братья по оружию», продолжая «Родиной», и вот теперь снова Льюис демонстрирует невероятную способность проникнуть в противоречивое сердце военного человека или солдата Бога, и проведенный им анализ демонстрирует впечатляющие интеллектуальные способности, которых недостает многим актерам.

Бэйлор (маленький спойлер) настолько верит в Бога и в гиену огненную, которая поглотит всех отбившихся от стада, что, когда церковь закрывается, он решает разобрать ее и перевезти к своей пастве на большую землю, где теперь люди работают на фабрике. «Это фицкарральдовский момент одержимости», — говорит Льюис, отсылая к фильму Вернера Херцога, где обезумевший человек перевозит пароход через холмы Перу.

Кстати, Льюис недавно вернулся из Марокко, где работал с Херцогом на съемках фильм «Королева пустыни», посвященного исследовательнице Гертруде Белл. Николь Кидман играет Белл, а Льюис — ее большую любовь Чарльза Доути-Уайли (с которым она так и не сблизилась в физическом плане), также в картине участвуют Джеймс Франко и Роберт Паттинсон.

«Я рассказал Вернеру о сцене, где разбирается церковь, когда мы встретились за обедом в Касабланке, но предугадать реакцию было невозможно. Он подчеркнуто демонстрировал: ни капли иронии…»

Льюис блестяще имитирует немецкий акцент Герцога: «…И потом вы понимаете, что все это игра».

Льюис может изобразить практически любой акцент, от американского в «Братьях по оружию» до английского высших кругов в адаптации Джона Ле Карре в ленте «Такой же предатель, как мы». Он может прекрасно воспроизвести и акцент Глазго (это мой родной город), уточнив при этом, что его тесть родом оттуда. 43-летний Льюис женат на 46-летней актрисе Хелен Маккрори, которая недавно блистала в Вест-Энде в роли Медеи.

Что касается «Тихого шторма», то мне показалось, что его говор северных островов немного чрезмерен. «Акцент очень даже», — начала я. «Точнее и не скажешь», — реагирует Льюис и начинает объяснять, как он готовился к тому, чтобы сделать голос Бэйлора как можно более аутентичным.

«Я скажу вам, что он абсолютно аутентичен и при этом звучит театрально. Я слушал записи начиная с двадцатых годов, когда они были более изолированы и акцент звучал почти по-скандинавски — hup, hew, hy!» Очевидно, это лучше оставить на бумаге, а то на нас посматривают через весь бар.

«Когда я был на литературном фестивале в Челтнеме, мне попался водитель такси из Дании, и я сказал, что его акцент звучит, почти как у шотландцев» (Льюис и Маккрори читали на фестивале поэзию из антологии The Love Book). Льюис продолжает: «Но я немного поумерил акцент, потому что для наших ушей он звучит странно».

Льюис и Маккрори женаты с 2007 года и живут на севере Лондона с двумя своими детьми, восьмилетней Манон и семилетним Галливером. Дети во время съемок приезжали на остров Малл на каникулы, но обычно пара в разъездах на съемках. «Я так счастлив, потому что я дома и приглядываю за детьми прямо сейчас, а Хелен в Дублине на съемках Penny Dreadful, — это хоррор-сериал от Showtime. — Возможно, она сейчас купается в козлиной крови».

Сейчас Льюис, пожалуй, специалист в том, как поддерживать баланс в браке, и его восприятие ситуации Айлин и Бэйлора по-своему завораживает: «Это хорошее изображение того, как бывает, что люди в парах чувствуют, что вторая половина им должна. Чтобы отношения выжили, всегда нужны компромиссы».

К нам присоединяется Коринна Макфарлэйн, и они обмениваются понимающими усмешками. Наша «семейная» сессия с Дэмианом продолжается: «И с этим актом компромисса где-то глубоко внутри себя ты чувствуешь, что тебе должны, хотя и стараешься не озвучить это. Бэйлор чувствует, что она обязана за спасение от смерти, но он чувствует себя удрученным, потому что она поддерживает свою независимость, свои собственные системы верований. Как пара они представляют собой сложную головоломку, и он никогда не понимает ее до конца».

Режиссер и сценарист Коринна Макфарлэйн чувствовала, что отношения в фильме скорее универсальные, чем специфические, это способ взглянуть на мужскую власть над женщинами. Она также была поражена — в 33 года, снимая свой первый полнометражный художественный фильм, — тем, как Льюис и Райзборо сразу же стали выглядеть как муж и жена. «Это было что-то вроде: «Как вы это сделали?» Мы каждый раз так смеялись, когда они говорили друг с другом за пределами съемочной площадки, так как они изображали семейную пару. Они были очень преданны делу».

32-летняя Райзборо, которая недавно участвовала в таких больших проектах, как «Тайный игрок» и «Обливион» с Томом Крузом, нашла интимность острова вдохновляющей, когда как команде без мобильной связи и интернета пришлось смириться с обстоятельствами и временно почувствовать себя семьей.

«Со мной и с Дэмианом… Я не могу подобрать слова, и только Бог знает… Я бывала в отношениях, и на съемках все это сразу почувствовалось таким знакомым, и мы словно знали друг друга», — говорит она.

Ее отношения с Фионном (Андерсон) абсолютно другие и включают галлюциногенные похождения в зарослях папоротника. «Это казалось магическим, сексуальным, манящим, возбуждающим и смущающим. Мы вместе были как два Бэмби, — говорит она и берет паузу, чтобы посмеяться вместе с Андерсоном. — Ужасно было потом снова надевать фартук и возиться с куриным дерьмом».

Андерсон рассказывает, что они с Райзборо провели на съемках неделю до того, как приехал Льюис. «Это было, как в кино: у нас был этот элемент совместной свободы, предвкушение того, что будет дальше. Фионн читает стихи, он исполнен желания, и тут приезжает Дэмиан и опускает его с небес на землю. Вроде как остаешься в доме за главного, и тут возвращается отец».

Редко удается встретить команду фильма, когда через год после съемок ее участники остаются столь же вовлеченными в дело и дружелюбными по отношению друг к другу. Льюис же обещал уделить мне двадцать минут, а протусовался с нами час.

«Тихий шторм» был бы просто маленьким независимым фильмом, но за него взялись Барбара Брокколи и Майкл Джи Уилсон с компанией EON, которая занимается продюсированием фильмов о Джеймсе Бонде. Во время небольшого перерыва между частями бондианы Броколли прочитала сценарий Макфарлэйн и использовала свое влияние в индустрии, чтобы привлечь Льюиса и Райзборо.

Брокколи я видела только на сцене во время пресс-конференции. С изысканной прической и на высоких каблуках она казалась пугающе властной, но на острове Малл она была скорее не продюсером, а шофером и всеобщей материнской фигурой для членов команды, которых разместили в туристических коттеджах и на фермах и заставляли переезжать, когда пребывали туристы. «Она подслушала, как я говорил о том, что у меня подушка, как кирпич, и, приехав на машине из Лондона, привезла мне две подушки с гусиным пухом от Джона Льюиса», — говорит Дэмиан.

Брокколи также приехала с жареным цыпленком и бутылкой красного вина, когда Макфарлэйн была одна в своем коттедже на пределе возможностей. Что-то определенно есть в миниатюрной, быстро говорящей, немного безумной Макфарлэйн, что вдохновляет других, и ее собственное путешествие к «Тихому шторму» обладает поистине мистическими качествами.

После того как у ее отца, сироты из Глазго, обнаружили опасное для жизни заболевание, Макфарлэйн решила исследовать свои шотландские корни и писать. Она обзавелась старым лэнд ровером, в котором можно спать, покинула лондонскую квартиру и направилась на север. И она обнаружила себя на подъезде к острову Малл посреди шторма. «Топливо дорогое, и я решила не тратить впустую поездку, так что я отправилась подыскивать локации», — говорит она. По однополосной дороге она доехала в темноте до телефонной будки и попыталась повернуть назад, но дорогу преградило большое упавшее дерево. «Я просто побежала по дороге, крича, пробежала через ворота и забежала в дом. Все закончилось тем, что я выпила с владельцем и провела ночь в кованой постели посреди бушующего шторма, с чего и начинался мой наполовину законченный сценарий».

Так Макфарлэйн нашла свою локацию, бухту Carsaig, и утром хозяева показали ей пристань, где в 1945 году Пауэлл и Прессбургер снимали романтический фильм «I Know Where I’m Going!».

«По следам гигантов», — говорит Макфарлэйн. «Это было так поэтично — то, как родилась эта история, — присоединяется Льюис, — и то, как Коринна удерживала все это вместе».

Льюис накидывает стильный рыжевато-коричневый пиджак и собирается нас покинуть, но кто же его отпустит, пока он не расскажет про только что законченный «Волчий зал». Глядя на его джинсы, ни я, ни Коринна не верим в то, что для роли Генриха VIII ему хватало живой массы. Как обычно, Льюис предугадывает, о чем пойдет речь: «Прежде чем вы спросите: мне действительно нравилось играть безумного убийцу, и вам следует знать, что талия Генри до его сорока лет составляла 34 дюйма, пока с ним не произошел несчастный случай и он не был вынужден бросить охоту. Потом были обеды по тринадцать блюд и талия разрослась до 54 дюймов. Он был Элвисом своего времени, и я играл его, как Элвиса, — шутит Льюис. — Я просто надевал толстый костюм и ходил в нем». И большой гульфик? «Ну, это всегда при мне», — Льюис смеется и растворяется на улице.

  • Kate Sofo

    Очередной раз поражаюсь героизму админа)) Отличная статья и душевный перевод — читать одно удовольствие!

    • admin

      Будем надеяться, что в скором времени у админа будет еще не один повод проявить так называемый героизм ))

    • http://damian-lewis.ru/ DL_RU admin

      Будем надеяться, у админа вскоре будут новые поводы проявить подобный героизм ))