Entertainment Weekly: Дэмиан Льюис рассказывает о рискованной миссии Броуди в Иране и защищает Дану

Entertainment Weekly, Джеймс Хибберд, 29 ноября 2013 года

Бывало ли такое, чтобы главная звезда телевизионного шоу столь надолго пропадала с экрана исключительно в связи с художественным замыслом? Дэмиан Льюис этой осенью из первых семи эпизодов Homeland появился лишь в одном. Затем, в прошлое воскресенье, его персонаж Николас Броуди вернулся на авансцену в захватывающей серии. В эпизоде демонстрировалось, как Броуди завязывает с героином и возвращается в форму при помощи спецгруппы оперативников, которые готовят его к опасной миссии — покушению, которое он должен совершить в Иране. И хотя в прошлом году Льюис получил за свою роль «Эмми», то, что теперь ему пришлось провести столько времени вне экрана, иллюстрирует, с какой головоломкой столкнулись сценаристы Homeland, сохранив Броуди жизнь в предыдущем сезоне: как наилучшим образом вписать героя, ошибочно обвиненного в совершении теракта, в разворачивающуюся в Вирджинии историю, рассказывающую о сотруднице ЦРУ?

Entertainment Weekly: Что тебе заранее говорили о том, насколько ты будешь задействован в этом сезоне?

Дэмиан Льюис: На самом деле все это решилось в последний момент. Они всегда знали, что им нужно будет рассказать некоторые истории без Броуди. Они ощущали, что метания Кэрри (Клэр Дэйнс) и Броуди не могут длиться вечно. Как бы людям ни нравилась эта история, они продолжали бы любить ее только до тех пор, пока она остается увлекательной. Им требовалось дать себе немного времени на то, чтобы написать другую историю и развить сюжет.

EW: У фанатов сериала, даже тех, кому нравится Броуди, есть разные точки зрения на то, сколько стоит продолжать его линию и следовало ли убить его в прошлом сезоне. А ты сам как считаешь?

Дэмиан Льюис: Я редко играл столь противоречивых персонажей. Конечно, есть аргумент в пользу того, что Броуди должен был погибнуть во втором сезоне. При этом множество людей смотрят третий сезон и скучают по Броуди. Так что он заставляет мнения разделиться. Когда я взялся за работу, мне сообщили весьма явно, что для Броуди предусмотрена совершенно определенная продолжительность истории. И хотя я, как и все остальные, подписал контракт на шесть-семь лет, я не рассчитывал, что мне предстоит пройти хотя бы половину этого пути. Так что любое дополнительное время, что я оставался в этом шоу, для меня радость, потому что это было такое фантастическое шоу. Броуди — это головоломка для сценаристов, и они в какой-то мере оказались в плену из-за блистательности того, что сами создали. Не думаю, что кто-то действительно знал, как все получится с Броуди и предполагал, сколь интригующими окажутся отношения Кэрри и Броуди. Я не думаю, что они знали, как люди отреагируют на морпеха, который готовился совершить акт терроризма против своей страны. Несмотря на его низкие намерения, людям он понравился и они болели за него. Он потрясающе сложный и непредсказуемый персонаж. Он может быть и в седьмом сезоне… Кто знает?

EW: А как ты себя чувствовал, оставаясь вне игры большую часть сезона?

Дэмиан Льюис: Я был счастлив, очень доволен этим. Но это связано с личной жизнью при работе над подобным шоу. Я британец, живу в Лондоне. Вам это не особенно интересно, но это позволило мне провести больше времени с семьей, что очень здорово.

EW: Как ты готовился к сценам отказа от героина?

Дэмиан Льюис: Я посмотрел выдающееся видео на YouTube, где парень документирует то, как он бросает, на разных этапах. Он фиксирует стадии ломки. Но мне было интереснее говорить с другом, у которого была героиновая зависимость и который сейчас работает с людьми с зависимостью. Он познакомил меня с бывшими зависимыми, или, я полагаю, с зависимыми, которые сейчас работают с людьми. Я провел потрясающий час с парнем, который работает в больнице в Шарлотт, в Южной Каролине, в отделении, где занимаются зависимостями. Весьма традиционный способ исследования: общение с людьми, сбор историй из жизни, просмотр видео, а потом попытка воспроизвести это.

EW: Что они тебе рассказывали?

Дэмиан Льюис: В этом есть сильный физический элемент: в мышцах судороги, тело корёжит, ярость и гнев. Но в основном люди вспоминают о гриппе, все говорили, что это было как самый ужасный грипп.

EW: Каково было сниматься в этих сценах?

Дэмиан Льюис: Это было здорово. Захватывающе, интересно и изнурительно. Я чувствовал дополнительную ответственность, изображая то, что происходит в реальной жизни, потому что есть люди, которые находятся в таких условиях, и я обязан ради них показать это честно. Был дополнительный груз ответственности — постараться показать это правильно, не подвести сообщество людей, которые страдают от зависимости. Хотелось показать их достоверно.

EW: На прошлой неделе у тебя была сильная сцена с Морган Сэйлор (Дана). Я уверен, ты слышал о реакции на ее героиню в Интернете. Что ты об этом думаешь?

Дэмиан Льюис: Я склонен думать, что это синдром высокого мака (tall poppy syndrome — социальное явление, когда люди, достигшие значительных успехов, подвергаются критике, а их заслуги обесцениваются — прим. пер.). Я живу в стране, где мы в этом эксперты. Думаю, что у всех есть право на собственное мнение. Я оставляю за собой право категорически с ними не согласиться. Но я думаю, здесь дело в чувстве собственничества или в чем-то подобном. Популярные телешоу собирают такую же фанатскую базу, как у нас футбольные команды. Люди становятся очень преданны своим командам или своим телешоу. И когда они чувствуют, что происходит что-то, что им не нравится, они испытывают очень острое ощущение предательства. Страстность несогласия с тем, что происходит вопреки их желаниям, очень явно различима, все это слышат. Но я с ними полностью несогласен. Не читайте обзоры, то, что все думают о том, что вы сделали, знайте сами, что вы сделали. Это важная вещь. Мы знаем, в чем слабые и сильные места Homeland, и сила серьезно перевешивает слабость.

EW: Я знаю, что ты не можешь рассказать, переживет ли твой герой свою миссию. Так что я спрошу: думает ли Броуди, что он вернется?

Дэмиан Льюис: Я не уверен, что на этом этапе он заглядывает так далеко вперед. То, что он восстановился после своего состояния, стал частью чего-то большего, чем он сам, что делает что-то хорошее — вот что прежде всего его занимает. Я думаю, он счастлив стать частью чего-то такого, что сможет искупить совершенные им ошибки. Но да, где-то глубоко в голове Броуди есть надежда, что когда-нибудь он сможет стоять перед своей семьей и говорить им, что он сделал хорошую вещь, быть с Кэрри и говорить ей, что он добился успеха. Конечно, то, в какой мере он сможет сообщать о сделанном им публично, — спорный вопрос, ведь это действия разведки.

EW: Что ты можешь рассказать о трех последних эпизодах?

Дэмиан Льюис: Он отправится на задание, и все пойдет далеко не гладко. Оно будет наполнено проблемами, сомнениями и препятствиями и личного, и физического плана, которые ему придется преодолеть.