Самый разыскиваемый в Америке. TV Guide USA, 30 сентября 2013 года

Броуди в бегах, а ЦРУ в смятении: все наше внимание приковано к Homeland

Ileane Rudolph

«Я скучаю по взаимодействию с Клэр, — говорит Льюис. — Это всегда подарок — работать с актером, который заставляет тебя повышать свой уровень».

Где находится Броуди? Эта информация пока остается секретной. В последний раз мы видели его сбегающим в Канаду при помощи агента ЦРУ Кэрри Мэттисон (Клэр Дэйнс) — после катастрофической атаки на штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли, штат Вирджиния. Улики против него очевидны: в его искореженной машине найдены фрагменты бомбы, а «Аль-Каэда» распространила видео, записанное им перед предыдущей заваленной миссией.

«Когда я узнал, что меня не будет в первых двух эпизодах, то подумал: боже, как же они их напишут без Броуди? — говорит Дэмиан Льюис, обладатель «Эмми», на съемках в Северной Каролине. — Но когда я прочитал сценарий, я ни на секунду о нем не заскучал. Там столько великолепных поворотов сюжета».
Третий сезон начинается через два месяца после взрыва. Комитет Сената по разведке хочет покарать кого-нибудь в ЦРУ за неспособность предотвратить трагедию, и его мишенью становится Кэрри, которая была частью группы, ответственной за поимку лидера террористов Абу-Назира.

«Кэрри находится в очень уязвимом положении», — говорит исполнительный продюсер Говард Гордон. «В отношении нее проводят проверку в связи с провалом разведки, ошибочными суждениями, ее психическим расстройством — со всем на свете, — говорит Дэйнс. — Кэрри очень одинока в этом сезоне. И моему персонажу, и мне как актрисе было тяжело».

И как в первом сезоне она чуть не сошла с ума, пытаясь убедить ЦРУ, что герой войны по имени Николас Броуди на самом деле террорист, так теперь она сходит с рельсов (и слезает с лекарств), стремясь доказать, что Броуди не виноват в подрыве ЦРУ. «Кэрри в глубокой яме, — говорит Гордон. — Но еще остаются тонны изменений, неожиданных поворотов на очень глубоком уровне персонажа».

Взрыв бьет в психологическом плане и по семье Броуди. «Им в окна кидают камни, лишают их всех военных бонусов, дочка Дана (Морган Сэйлор) пытается покончить с собой, — рассказывает Морена Баккарин, играющая покинутую жену Броуди, Джессику. — Джесс находится в такой изоляции, что даже пытается связаться с Кэрри, чтобы разобраться в ситуации. В начале сезона очень тяжелая обстановка».

Если топовые моменты прошлого сезона напоминают о сериале «24 часа», то грядущий стоит сравнить с романами Джона Ле Карре. «Любому шоу, которое хочет оставаться на хорошем уровне, нужно изобретать себя заново, — говорит Алекс Ганса, исполнительный продюсер. — Мы охватили много всего в первый год и еще больше — во втором сезоне. Но нельзя продолжать делать одни и те же вещи. Становится скучно, причем не только зрителям, но и тем, кто делает шоу».
Насчет опасности того, что Homeland станет скучным, Гордон говорит: «Мы действительно потратили время на то, чтобы переработать всех персонажей и исследовать последствия взрыва и на макроуровне (страна и сообщество разведки), и на микроуровне, что касается всех людей, на которых затронула эта трагедия».

И последствия оказались разрушительными. «Все, что осталось позади, кажется сломанным и неработающим, — говорит Льюис. — Этот сезон будет о том, смогут ли эти люди, эти ведомства быть отстроены заново, кирпич за кирпичом, и осуществить своего рода восстановление».

Но сможет ли «Родина» удержать внимание зрителей, если Броуди, чье мощное присутствие было настоящим топливом для двигателя шоу, появится в менее чем половине эпизодов? Увидим. «Наше шоу никогда не избегает риска, — говорит Гордон. — Но всегда важно не вынуждать историю поворачивать туда, где ей не место».

Без Броуди Кэрри испытывает боль одиночества. Сегодня снимают сцену, где она изучает посвященную Броуди стену в своей квартире. Она покрыта картами, фотографиями, вырезками из газет и пересечена многочисленными линиями, соединяющими места, где якобы видели мужчину, которого она любит.
В редкий момент доверия она делится собранной информацией с Питером Квинном (Руперт Френд), тайным агентом, который, вопреки приказу, не убил Броуди в прошлом сезоне.

«Кэрри выстраивает с Квинном такую профессиональную близость, которая для нее часто оказывается важнее, чем традиционные любовные отношения, — говорит Дэйнс. Ее восьмимесячный сын Сайрус, который присутствует на съемках, обеспечивает ей долгожданный перерыв в интенсивной работе над шоу.

Решение сократить роль Броуди и разделить любовников — часть масштабного плана по перезагрузке Homeland в третьем сезоне. Несмотря на то, что во втором сезоне рейтинг вырос (финал при первом показе собрал 2,3 миллиона зрителей) и сериал получил одиннадцать номинаций на «Эмми», в том числе для Дэйнс, Льюиса, Баккарин, Патинкина, и снова претендовал на звание лучшей драмы, которое завоевал год назад, некоторые зрители жаловались, что отношениям Кэрри и Броуди уделяется слишком много внимания, а повороты сюжета чересчур нелогичны.

«Первый сезон поразил всех напряженными психологическими играми в кошки-мышки, — говорит Льюис, сбривший свои рыжие волосы ради роли. — А потом для некоторых людей он утратил свой реализм и стал немного более карикатурным. Сценаристы перестроились, и мы возвращаемся к более темному и крутому шоу».
В терминах телевидения, Броуди теперь меньше похож на Джека Бауэра (герой сериала «24 часа» — прим. пер.) и больше — на доктора Ричарда Кимбла (герой фильма «Беглец» — прим. пер.). В представленном летом трейлере мы увидели беглеца в незнакомом месте, проходящим лечение, по всей видимости, после огнестрельного ранения в спину. «Когда вы впервые увидите Броуди, — говорит Льюис, — он окажется загнавшим себя в огромные неприятности, одиноким и беззащитным». Первые два эпизода с его участием снимались в Пуэрто-Рико (а события сериала будут развиваться в Южной Америке).

«В третьем сезоне, когда все подозревают, что это, должно быть, именно он взорвал ЦРУ, его больше не поддерживает американское правительство, которое с самого начала было настроено скептически по отношению к нему. Он отправляется в подпольную сеть туннелей», — продолжает Льюис.

Но кому он может доверять? «Его единственный друг прямо сейчас — это Кэрри, — говорит Льюис. — Все думают, что он виновен, кроме Кэрри. Все здорово изменилось».

Уровень стресса столь же высок и для наставника Кэрри Саула Беренсона (Патинкин). В связи с гибелью главы ЦРУ Дэвида Эстеса Саул становится исполняющим обязанности директора. Теперь его задача спасти ЦРУ, «которому он посвятил больше тридцати лет», как говорит сам Патинкин.

«Саулу предстоит сложное путешествие, — рассказывает Ганса. — Он теперь главный в ЦРУ и не может по-прежнему следовать своему моральному компасу. Ему придется принять несколько тяжелых решений, одно из которых возведет стену между ним и Кэрри». Дэйнс между тем сочувствует положению, в котором оказался Саул: «Он не может себе позволить быть хорошим парнем, который всегда в ее распоряжении».

Может быть, Саул больше не Мистер Хороший Парень, но Патинкин верит, что в душе босс ЦРУ — хороший человек. «Хотя он и пережил потерю, он собирает осколки и стремится сделать мир лучшим местом, — говорит он. — Саул использует любые возможные средства, чтобы заставить мир двигаться вперед, чтобы помочь этому миру выжить».

Но действительно ли Саул предан этим целям, когда он поддерживает секретность в ЦРУ? Или он, как полагают некоторые зрители, помогает врагу? Дальнейшее развитие событий, по словам Гордона, не заставит людей, утверждающих, что Саул — крот, сменить свою точку зрения. Особенно тот факт, что выяснится: он дружил с Маджидом Джавади (Шон Тауб), видным иранским революционером и заклятым врагом США.

Но на мушке находится не только ближневосточный радикальный деятель. «Если по правде, сценаристы постоянно хотят убить меня, — говорит Льюис. — Есть много впечатляющих, поражающих воображение способов покончить с Броуди, которые будут очень хорошо смотреться на экране. Броуди токсичный, нестабильный, несчастный человек. Вокруг него постоянно умирают люди».

С учетом искушенности создателей шоу в области конспиративного мировоззрения, можно ли предположить, что урезание экранного времени Броуди — это эксперимент, призванный проверить, как шоу примут без него? «Мы поступили так не по этой причине, — говорит Гордон, — но это может оказаться одним из побочных эффектов».

«Я в состоянии отсрочки казни, — смеется Льюис. — Но Броуди — словно таракан, который всегда найдет выход». Льюис верит, что бурные отношения между Кэрри и Броуди способствовали успеху шоу. «И, я думаю, вывод таков, что пока еще они не могут убить Броуди. Кто знает? Может быть, они придумают для него историю на семь лет».

Актер был бы рад этому. «Мне нравится играть Броуди, — говорит он. — Это одна из самых стимулирующих и интересных работ, что мне когда-либо приходилось заниматься». Может быть, таракан еще переживет всех своих коллег по Homeland.

Секретный агент — эксперт и новичок ЦРУ обещают встряхнуть шоу

Дар Адал (Ф. Мюррэй Абрахам)

Актер-ветеран («Амадей», «Хорошая жена) играет вездесущего советчика Саула, беспощадного лидера команды секретных агентов. Также он является наставником Питера Квинна. Дар Адал («благородный дом» по-арабски) «будет следовать за Саулом до тех пор, пока это соответствует его целям. Он сделает все возможное для того, чтобы защитить ЦРУ», говорит Абрахам. Этот загадочный персонаж хранит «глубокие, очень мрачные секреты, один из которых связан с Кэрри. Это личное».

Фара Шерази (Назанин Бониади)

Фара Шерази, ирано-американский финансовый аналитик, говорящий на фарси, нанята Саулом для того, чтобы выяснить, кто финансировал атаку на ЦРУ. «Она носит на голове платок и чувствует, что люди судят о ней по тому, как она выглядит, — говорит рожденная в Тегеране актриса (она играла в «Как я встретил вашу маму»). — И она настроена отобрать у террористов присвоенную ими религиозную идентичность. У нее такая же страсть к справедливости, как у Кэрри».