Woman’s Weekly: «Я не могу поверить, что мне платят за то, что я всегда хотел делать»

Дэмиан Льюис на обложке Woman's WeeklyДэмиан Льюис рассказывает о работе, о браке и о том, почему он хотел бы сняться в романтическом фильме

Woman’s Weekly, Gabrielle Donnelly, 30 июля 2013 года

На экране Дэмиан Льюис изображает таких персонажей, что у вас бы оборвалось сердце, если бы ваша дочь привела кого-нибудь из них знакомиться с вами. Они могут быть замкнутыми (майор Уинтерс из «Братьев по оружию»), садистами (Сомс в «Саге о Форсайтах») или невероятно сложными (Николас Броуди в «Чужом среди своих»). Так что то, что за пределами экрана он оказался просто дружелюбным рыжеволосым парнем, открытым, любящим пошутить и самоироничным, стало приятным сюрпризом. Как и его настоящий акцент — не американский и при этом не старый итонский (хотя сам он учился в Итоне), а приземленный лондонский с легкой примесью валлийского наследия от бабушек и дедушек.

Он говорит мягко, у него пронзительные голубые глаза, и этим летом он возвращается к своим шекспировским корням, играя синьора Капулетти в новой киноверсии «Ромео и Джульетты».

«Идет ли речь о «Чужом среди своих» или «Ромео и Джульетте», у великого произведения — великий подтекст, это значит, что в один промежуток времени не должно происходить только одно событие, — говорит он с энтузиазмом. — Когда происходит так много вещей, это интересно играть. Конечно, в Homeland бывали дни, когда происходит слишком много всего, и я не имел понятия, что мне предстоит делать, так что я выглядел слегка смущенным, а все думали: «Броуди такой сложный», и это было здорово».

Он занижает собственную значимость, и он знает это. Он не придает большого значения тому, чем он занимается. «На самом деле для тех, с кем я работаю, я в какой-то мере ночной кошмар, — бодро признается он. — Я пытаюсь сделать эту работу сложнее, чем она есть, потому что я страдаю от чувства вины из-за того, что у меня такая работа. Я не могу поверить, что мне платят за то, чем я хотел бы заниматься вечно и что так весело — дурачиться, надевать разные костюмы, использовать разные акценты… Это же игра, не правда ли?»

Он получил привилегированное воспитание на севере-западе Лондона — «хотя у моих родителей не было кучи денег», как он спешит уточнить. «Дедушка зарабатывал, продавая газетную бумагу отцу Руперта Мердока. И со стороны моей мамы был Боувотер-Скотт, который делал рулоны туалетной бумаги и подобные вещи». Наконец, с неохотой он перестает утверждать, что он не из аристократической семьи: «Ну да, я предполагаю, что вы бы назвали меня находящимся в привилегированном положении».

Сейчас Дэмиану сорок два, и уже в шестнадцать он решил посвятить свою жизнь тому, что стать актером, а в 1993 году закончил Гилдхоллскую школу музыки и театра. Он говорит, что следующие за этим годы он провел, «много прыгая на сцене в трико», играя в пьесах Шекспира. «У театра определенно есть своя романтика, — говорит он, явно испытывая ностальгию. — Я на самом деле думал, что всегда буду этим заниматься. Я понимал, каково это — быть на сцене, но я действительно долгое время не знал, что делать перед камерой. Я думал: «Ну хорошо, я буду одним из этих слегка сумасбродных театральных актеров, и, может быть, попаду в кино лет в шестьдесят»».

А потом пошел целый поток ролей, и кульминацией стала роль в Homeland, где резких поворотов больше, чем на альпийском серпантине, — в сериале об американском военнопленном. Эта роль принесла ему «Золотой глобус», «Эмми», всемирную славу и сделала его «родным лицом из американского телика», так что многие американцы, встречая его, удивляются, что он на самом деле британец.

«Я сейчас практически чувствую, что у меня есть американский близнец. У меня есть родственники в Америке, и, когда я был ребенком, я часто навещал их в Коннектикуте, так что я рос в окружении акцента. И в процессе, между ролями майора Уинтерса в «Братьях по оружию» и Броуди в Homeland, акцент стал моей второй натурой. Homeland снимают в Северной Каролине, и когда я на выходных остаюсь один, я обнаруживаю себя в магазине говорящим с американским акцентом. Я об этом даже не задумываюсь».

Образ жизни, связанный с актерской карьерой, означает некоторый компромисс между Дэмианом и его женой, актрисой Хеллен Маккрори (она играла Шери Блэр в «Королеве» и Нарциссу Малфой в «Гарри Поттере»). Наверное, работа по разные стороны Атлантики и то, что Хелен вынуждена в Англии заботиться об их детях, шестилетней Манон и пятилетнем Галливере, вызывает проблемы?

«О боже! Вы проплатили мою комнату в отеле или что? — восклицает он с поддельным ужасом. — Мы только что говорили с Хелен об этом по телефону. Нет, это правда. Моя жена — блестящая, талантливая актриса, которой приходится строить свою карьеру с учетом семьи, так как наши дети пока маленькие. Говоря это, она умудрилась засветиться в четырех крупных фильмах в этом году, но только потому, что она играла небольшие роли. Я думаю, она готова к тому, чтобы сейчас взять на себя большую ответственность в области кино, не обязательно в голливудском блокбастере, а в чем-нибудь, где она сможет сыграть главную роль и показать свой актерский уровень. В прошлом году она работала в театре, и мне пришлось месяц самому заниматься детьми — ну, на самом деле я был не один, не думайте, что я супермен, у нас есть няня! И это хорошо сработало, так что посмотрим»…

«Тем временем у нас на подходе «Ромео и Джульетта» и, конечно же, новый, третий сезон «Чужого среди своих». До тех пор, пока меня не убьют, о чем, вы, конечно же, не узнаете!»

Остались ли у него какие-либо неудовлетворенные амбиции? «Я бы хотел сняться в романтическом фильме, — неожиданно отвечает он. — Я бы действительно хотел сняться в фильме, где в конце я целую девушку и мы вместе смотрим на закат. Но этого почему-то не происходит, — смеется он. — Может быть, у меня слишком рыжие волосы. Может быть, никто не верит в то, что рыжий может заполучить девушку». Честно говоря, похоже, он не особенно волнуется по этому поводу.