New York Magazine: Кастинговые директора Homeland — о том, как они нашли своих главных звезд

Как подобрать актеров телевизионной драмы. Джуни Лори-Джонсон (Junie Lowry-Johnson) и Либби Голдштайн (Libby Goldstein), кастинговые директора «Чужого среди своих», рассказывают о том, как они нашли пять основных актеров для сериала.

Kera Bolonik, New York Magazine, 20 мая 2013 года

Николас Броуди (Дэмиан Льюис)

Джуни Лори-Джонсон: Если бы мы произнесли имя Дэмиана в самом начале, он не получил бы особого внимания, потому что мы поначалу присматривались к широко известным актерам.

Либби Голдштайн: Люди, которых мы хотели, не хотели нас. Мы многих рассматривали — вы были бы удивлены, кого именно.

Джуни Лори-Джонсон: Один актер действительно хотел знать, хороший ли парень Броуди. Он не хотел играть плохого.

Либби Голдштайн: Вот почему он не получил роль. Идиот. Также мы хотели кого-нибудь, кто выглядел бы абсолютно по-американски.

Джуни Лори-Джонсон: И чтобы можно было поверить, что он был солдатом.

Либби Голдштайн: И чтобы он мог податься в политику.

Джуни Лори-Джонсон: Мы продвигались с трудом, и кто-то посмотрел фильм, который называется «В руках бога» — Keane (драму 2004 года об отце, который столкнулся с исчезновением дочери. — прим. автора). И когда мы все посмотрели этот фильм, мы все под этим подписались.

Либби Голдштайн: Контракт с Дэмианом был подписан 15 декабря, а уже 3 января мы снимали. Мы даже не успели посмотреть на них вместе с Клэр.

Кэрри Мэтисон (Клэр Дэйнс)

Джуни Лори-Джонсон: Он студии поступали имена более взрослых, и притом хороших актрис, но выбором соавтора «Чужого среди своих» Алекса Ганзы всегда была Клэр. Ее лицо выразительно, но она также умеет временами быть «никакой». Она знает, как играть так, как у нее получалось в «Тэмпл Грандин». Она была настоящим подарком для того, чтобы демонстрировать все эти внутренние состояния. И сценаристы не стремились устраивать сенсацию из биполярного расстройства. У них достаточно опыта с ним в их собственных жизнях, и они хотели показать разные лица этого явления — как с ним можно справляться, как оно может быть даром. Но они не хотели восхвалять его.

Либби Голдштайн: Мне понравилась «Моя так называемая жизнь».

Саул Беренсон (Мэнди Патинкин)

Либби Голдштайн: Как кастинг-директора мы не особенно заинтересованы в громких именах. Мы хотим высокий уровень актерского мастерства.

Джуни Лори-Джонсон: Но Мэнди был одним из тех, с кем мечты сбываются. Мы были удивлены тем, что он захотел участвовать.

Либби Голдштайн: У него был неудачный опыт с сериалом «Мыслить как преступник» (Criminal Minds) в 2007-м. Поскольку ЦРУ похоже на клуб белых парней-протестантов, Алекс и Говард Годон захотели, чтобы Саул был евреем, и, я думаю, Мэнди соответствовал бы стереотипу таких интеллектуальных евреев. Но он сексуален, вы знаете? Он мужик. Будучи еврейкой в Нью-Йорке и замужем за евреем, я могу сказать, что таких парней немного. Он просто такой мужественный.

Абу Назир (Навид Негабан)

Джуни Лори-Джонсон: Когда мы подбирали Абу Назира, Говард и Алекс привели множество мужчин подобного возраста и этнической принадлежности. Они работали с тремя или четырьмя актерами в сериале «24», включая Навида. У многих из них была борода и все то, что мы считаем более соответствующим стереотипу.

Либби Голдштайн: Навид выглядел не так, как вы могли бы ожидать. Он выглядел моложе.

Джуни Лори-Джонсон: Я думаю, то, что Навид тихий и спокойный, — это то, что им понравилось, потому что Абу Назир не вопит и не бредит. Он «надевает» на терроризм другое лицо.

Дэвид Эстес (Дэвид Хэрвуд)

Либби Голдштайн: Мы его взяли одним из последних. Мы не могли найти человека, который бы сыграл главу контртеррористического подразделения ЦРУ, потому что эта роль была слишком маленькой.

Джуни Лори-Джонсон: Роль не была достаточно масштабной для того, чтобы привлечь актера необходимого нам уровня, так что мы начали искать в Англии.

Либби Голдштайн: Он снял себя на пленку и прислал по имейлу. Он выглядел странно. Наконец мы встретились с ним на вечеринке Showtime, и он оказался не таким высоким, как мы его себе представляли. На пленке он казался больше, чем в жизни.

Джуни Лори-Джонсон: Некоторые из английских актеров могут взять механическую, бюрократическую роль и сделать ее интересной, добавив человечности. Не комментируя роль, он просто делает это.