Статья и фотосесия Noir Magazine, январь/февраль 2013

Homeland стал удачей для рыжеволосого британца. Второй сезон завершен, актер получил свою первую «Эмми», приглашение в Белый дом и номинацию на «Золотой глобус».

Анни Джейкобсен
Фото: Курт Маркус

Актер Дэмиан Льюис прошлой зимой находился в Италии на съемках фильма «Ромео и Джульетта», когда ассистент спросил его, получил ли он имейл из Белого дома. «Что и откуда?» — спросил Льюис. Стоял февраль, и он концентрировался на том, как бы побыстрее перестать мерзнуть возле обогревателя. «Мне потребовался момент. Это было одно из писем в длинном списке переданных мне, — объясняет Льюис. — Я сказал: «Подожди. Стоп. Из Белого дома? Мне нужно было немедленно об этом знать»».

Как выяснилось, президент Барак Обама действительно пригласил Льюиса и его жену Хелен Маккрори в Белый дом. В телесериале канала Showtime «Чужой среди своих», собравшем множество наград и сконцентрированном вокруг деятельности ЦРУ, Дэмиан играет завербованного террористами морпеха, который работает плечом к плечу с вице-президентом США.

В реальной жизни актер Дэмиан Льюис получает приглашение на ужин в Белый дом, где оказывается плечом к плечу уже с президентом США, у которого «Чужой среди своих» является любимым телешоу. «Жизнь имитирует искусство гораздо больше, искусство чем имитирует жизнь» — сказал сто лет назад Оскар Уайльд. Он мог бы сказать подобное о Дэмиане Льюисе в контексте жизни и искусства. Высказывание Уайльда также проливает свет на причины популярности Homeland.

Homeland — основанный на израильском телесериале Handim, что переводится как «военнопленныe», или «узники войны», — отслеживает траекторию сержанта Николаса Броуди, которого играет Льюис, и его непростое возвращение домой после восьми лет в иракском плену. Клэр Дэйнс играет в этом шоу агента ЦРУ Кэрри Мэтисон, одержимую трагедией 9/11 и убежденную в том, что сержант Броуди перешел на другую сторону во время своего плена и вернулся не героем, а террористом, планирующим навредить своей родине. Они стремительно становятся любовниками, и их игра в кошки-мышки вперемешку с поисками «кротов» становится основной шоу — заряженного сексуальностью и исполненного напряжения.

Ей, офицеру ЦРУ, следовало бы видеть, что надвигается катастрофа, — так думаем мы. Но ее как бабочку тянет к огню. Сержант Броуди ее сожжет. Их сладострастная интрижка приводит к ее падению. Сотрудник ЦРУ ведет себя плохо? Звучит знакомо, помните: жизнь имитирует искусство. «Кэрри Мэтисон — сломленная, поврежденная и дисфункциональная, — говорит Льюис о персонаже Клэр Дэйнс. — И Броуди такой же. Они словно две птицы с поломанными крыльями, которых тянет друг к другу. Их отношения — это наваждение. Они не могут оставить друг друга в покое, и это делает происходящее опасным и непредсказуемым». Это также создает великолепную драму. Запретные сексуальные встречи, которые ставят под угрозу национальную безопасность, известны со времен Антония и Клеопатры. И нет никаких признаков того, что этот архетип скоро изживет себя — в искусстве или в реальности.

Секс и ЦРУ движут увлеченностью Америки «Чужим среди своих», а параноидальная фабула сериала подогревает интерес нации, пережившей 9/11, в духе времени. Три года прошло с тех пор, как террорист и американский военный майор Нидал Хасан открыл огонь на заполненной людьми военной базе в Техасе, убив 13 человек и ранив 32. Примерно столько же времени прошло с тех пор, как человек с бомбой в нижнем белье неудачно попытался взорвать самолет по пути в Детройт. До сих пор большинству американцев не требуется напоминать о том, как близка и реальна может быть террористическая угроза. Несмотря на это сценаристы Homeland мастерски играют с этими идеями, а мы ломаем голову над тем, что реально, а что воображаемо.

Практически весь первый сезон зрители не могут понять, действительно ли сержант Николас Броуди террорист, или это агент Мэтисон, которая страдает биполярным расстройством, одержима паранойей, слишком рьяно исполняет обязанности офицера разведки и гоняется за тенями в высокой траве. Но к концу сезона мы узнаем правду. Во втором сезоне ЦРУ делает из Броуди двойного агента, вроде того, что настоящее ЦРУ сделало с иорданским врачом по имени Хумам Халил аль-Балави. Эта история плохо кончилась для ЦРУ. 30 декабря 2009 года аль-Балави натянул жилет смертника и взорвал себя на территории базы ЦРУ в Афганистане, убив семерых оперативников агентства. Многие американцы удивляются, почему ЦРУ не узнало больше о трагических последствиях работы с двойными агентами у телевидения. А нам остается только предполагать, что же припасли сценаристы Homeland для третьего сезона. Вероятно, им придется пройти очень долгий путь к очень реалистичной драме, которая продолжит разворачиваться в американской разведке, и не удариться при этом в экстремальные шпионские страсти в стиле Джеймса Бонда.

Что же касается двойного агента сержанта Броуди, то Льюису, получившему образование в Итоне, удалось добавить образу переметнувшегося американского патриота пугающей человечности. «Когда произошло 11 сентября, никто, кроме разведки, не понимал, что терроризм являлся отчетливой и насущной опасностью, — говорит Льюис. — Теперь мы все знаем, что это отчетливая и насущная опасность. Шоу задает вопрос, что легитимно, а что нет». Льюис отсылает к сюжетной линии в «Чужом среди своих», когда в результате тайного налета американских беспилотников убитыми оказываются 82 иракских ребенка, включая мальчика по имени Иса. Его смерть открывает важную сюжетную арку, не только потому что Иса — ребенок, а потому, что Иса — младший сын Абу Назира, лидера «Аль-Каиды». Броуди был учителем Исы и полюбил мальчика. Здесь продюсеры шоу поднимают вопрос о «двухголовой» правде, связанной с настоящей борьбой с терроризмом, а именно с беспилотными американскими ударами на Ближнем Востоке. Эти удары в Пакистане и в зоне племен в Афганистане привели к уничтожению самого большого процента из всех убитых в мире лидеров «Аль-Каиды». В то же время под перекрестным огнем гибло гражданское население, в том числе дети. В своем настоящем прощальном видео двойной агент Хумам аль-Балави сказал, что мотивацией для его террористической атаки стало использование ЦРУ беспилотников.

«Как Америке следует преследовать террористов, чтобы защитить родину? То, как действует правительство в этом направлении, не всегда получает однозначную поддержку, — говорит Льюис, намекая на беспилотники. — Но все становятся участниками дискуссии об этом (о беспилотных налетах). Ты, я, водитель такси». Все, кроме президента Обамы. Во время предвыборных дебатов, которые смотрели около 65 миллионов американцев, его попросили прокомментировать использование беспилотных ударов для уничтожения террористов, и президент проигнорировал вопрос.

Между тем «Чужой среди своих» — не только любимое шоу президента Обамы в 2012 году, но и фаворит Голливуда. Драма Showtime унесла шесть «Эмми», в том числе главные награды для Льюиса, Дэйнс и самого сериала, на ежегодной церемонии Академии телевизионных искусств и наук в сентябре. 13 декабря номинантов объявил «Золотой глобус», и снова Льюис, Дэйнс и Homeland получили свое. Все это также объясняет, почему Льюиса пригласили в Белый дом. А поводом стал официальный ужин с британским премьер-министром Дэвидом Кэмероном и его женой. Из-за безупречного американского акцента Льюиса и того, как убедительно он играет американских солдат (он также играл майора Ричарда Уинтерса, реально существующего человека, в «Братьях по оружию» канала HBO), порой легко забыть, что он англичанин.

В общем, остается догадываться, что именно привлекло президента в сериале Showtime. На ужине в Белом доме Льюис об этом не спросил. Вместо этого актер поинтересовался, как лидер свободного мира находит время на то, чтобы смотреть телевизор. Льюис говорит, что президент Обама поведал ему, будто по субботам, когда первая леди и их дочери уходят играть в теннис, он проскальзывает в свой кабинет, устраивается поудобнее и просматривает пропущенные эпизоды — прямо как мы. Но в остальном президент — не один из нас. Если в новостях рассказывается что-либо о жизни — начиная атакой на американское посольство в Бенгази и заканчивая сексом под столом у директора ЦРУ Петреуса — его ошибки в суждениях приведут к гораздо более серьезным последствиям, чем это бывает в искусстве. Они почти всегда заканчиваются трагически.