Telegraph Seven Magazine. Звезда Homeland высвобождает своего внутреннего Джеймса Бонда для Jaguar

Обложка журнала Telegraph Seven Magazine с Дэмианом Льюисом
Готов ли мир к рыжему агенту 007? Не зашли ли в последнем сезоне «Чужого среди своих» слишком далеко? И почему он гоняет на новом Jaguar F-Type по чилийской пустыне? Дэмиан Льюис раскрывает все Крейгу Маклину.

Telegraph Seven Magazine, 10 марта 2013 года

В последний раз Дэмиан Льюис был в пустыне почти десять лет назад. Та поездка стала следствием двух событий — актерского прорыва в «Братьях по оружию» и смерти его матери в автокатастрофе в Индии. «Хуже всего в том периоде, в общем-то, была потеря ножика из «Братьев по оружию», — рассказывает он. Это характерный прием Льюиса — делать из тяжелого легкое. — Я в одиночку отправился в Египет и Иорданию с рюкзаком. И я познакомился в долине Вади-Рум с бедуином, который взял меня туда в поход. И мы с ним попали в песчаную бурю. Это был мелкий парень по имени Сулейман. И только после того, как мы с ним на следующий день распрощались, я понял, что он увел мой нож из «Братьев по оружию». Это было большим разочарованием». Я спросил, был ли этот нож специальным сувениром, связанным с мини-сериалом о Второй мировой, посвященным исполнителям главных ролей, и, может быть, с гравировкой от продюсеров Стивена Спилберга и Тома Хэнкса.

«Нет, это был просто действительно крутой маленький швейцарский армейский ножик. Но да! — продолжает бывший итонец. — Я отправился на месяц на Ближний Восток, и я помню, как в Луксоре вывел местных из себя, играя в нарды. В Египте играют невероятно страстно и невероятно быстро — это выдающийся опыт. Ты просто слышишь безостановочный стук игральных костей и чик-чик-чик фишек. А я сидел, действительно медленно обдумывая ходы. И одним вечером все кафе собралось за спиной у их парня — высохшего старикана с бородой — и все они орали на меня, проклинали меня за то, что я играл так медленно. Ох, тем не менее это было здорово». «Я наигрался там в абсолютно безумные нарды», — улыбается он с ностальгией.

Мы в чилийском городке, затерянном в самой высокой и сухой пустыне в мире, и Льюис — с ног до головы одетый в Burberry — сидит в кроваво-красном спорткаре, нетерпеливо сигналя пересекающей дорогу толпе детей, стремясь продвинуться хотя бы на дюйм. Кто-то, или что-то, у него на хвосте.

В составе команды, энергично работающей над фильмом, — координатор трюков Дэниел Хёрст, который только что работал с Томом Крузом на съемках эпического научно-фантастического фильма All You Need is Kill. Здесь он должен помочь Льюису с экшен-сценами, в одной из которых он с легкостью разоружает гангстера. С учетом того, что персонаж 42-летнего актера — обходительный англичанин, зарабатывающий на жизнь доставкой роскошных спорткаров, — это не то умение, которого мы от него могли бы ожидать.

Я спрашиваю Хёрста, был ли Льюис «готов к бою» после того, как он два сезона отыграл закаленного в боях бывшего американского морпеха в «Чужом среди своих». «Да, его было очень легко учить, — вспоминает бывший британский военный офицер. — Когда он впервые перешел к действию после диалога, даже с учетом того, что я не успел дать ему инструкцию, Дэмиан весьма лихо отклонился в сторону и завладел оружием. Так что, я думаю, он, возможно, делал это раньше».

Режиссер фотосъемки Бен Дэвис щурится, глядя на Льюиса в видоискатель. «Я не уверен, что комплекция Дэмиана подходит для здешней температуры, — говорит он, имея в виду бледную кожу и легкие веснушки звезды. — Как только есть возможность, я стараюсь увести его с солнцепека. Но я бы поступил так с любым актером, вне зависимости от комплекции. Прямой солнечный свет в макушку никого не делает привлекательнее».

Пока актер и команда снимают и переснимают сцену, толпа цветасто одетых местных жителей собирается у глинобитных белых стен близлежащей церкви. Добавь сюда туманные очертания фигуры, посвистывающей с колокольни, — и картинка для гибрида Дэвида Линча и спагетти-вестерна была бы полной.

Однако город Сан-Педро, тысяча миль от Сантьяго, — не место съемок нового фильма с участием человека, который благодаря удостоенной «Эмми» и «Золотого глобуса» роли морпеха Николаса Броуди в настоящее время является главным британским актером на американском телевидении. Здесь снимают «Желание» (Desire), двенадцатиминутную ленту, основанную на сценарии Роуэна Иоффе («Брайтонский леденец), спродюсированную Ассоциацией Ридли Скотта, срежессированную Адамом Смитом («Доктор Кто») и сопровождаемую саундтреком Ланы Дель Рей. Ее назначение — продвижение F-type, первого настоящего спорткара Jaguar за 50 лет.

Так что это короткий фильм, или же длинная реклама (зависит от вашей точки зрения), с красивой новой машиной. За свой взнос в картину в качестве исполнителя главной роли Льюис щедро вознагражден, и, возможно, не только деньгами. «Здесь есть одна мелочь, — отвечает он, когда я уточняю, получит ли он родстер высшего класса, цена на который в Британии начинается с 58 тысяч фунтов. — Только если я буду говорить о машине хорошее». А почему еще, кроме этого, Льюис оказался здесь? Когда я спрашиваю об этом, мы едем через пустыню к очередному месту съемок, и после короткой паузы он начинает разглагольствовать.

«Я здесь, потому что мне предложили поучаствовать в том, что мне показалось достаточно стильным коротким фильмом, основанном на том пласте американского, который мы видим в основном в фильмах братьев Коэн и лентах в стиле Дэвида Линча… И я также заинтересовался, потому что Jaguar… (хотя я сам не продвигаю машину, я играю персонажа в фильме), — поспешно замечает он. — …Мне действительно понравился тот факт, что Jaguar, практически полностью провалившаяся британская компания, совершает своего рода камбэк. Итак, все это показалось мне интересным, забавным маленьким проектом. И это не всегда планировалось в Чили, — он объясняет, что изначально четырехдневные съемки должны были происходить в Испании, а потом речь шла о Калифорнии. — Но на самом деле это стало настоящим приключением».

Льюис сейчас далеко от своего лондонского дома и снова разлучен со своей женой (актрисой Хелен Маккрори) и их двумя маленькими детьми. И это через каких-то три недели после того, как он закончил трансатлантический PR-марафон в поддержку второго сезона «Чужого среди своих» — сериала, в котором он снимается по пять месяцев в году в Северной Каролине. Льюис, разборчивый и наделенный здравым смыслом профессионал, который, очевидно, не нуждается в деньгах (хотя, конечно, получать их приятно), настаивает, что согласился участвовать в Desire исключительно из творческих соображений.

Кроме того, эта работа — дополнительный трамплин для заработанной благодаря Homeland славе. Льюис утверждает, что ему некомфортно в недавно приобретенном статусе знаменитости — он говорит, что ненавидит это слово, однако злободневность сериала сделала его участником «национальной дискуссии» в США. Долгое время на протяжении карьеры у него даже не было специалиста по связям со СМИ (а теперь его представляет крупная нью-йоркская фирма). «У меня всегда были непростые взаимоотношения с публичностью, — говорит он, — и этот элемент по-прежнему на месте. Мне всегда казалось, что отчаянное желание продать себя всегда вступает в противоречие с тем, чтобы просто делать работу. Так что я всегда стремился контролировать уровень глупости, связанной со всем этим».

Он признает, что коммерческая составляющая Desire вынудила его взять паузу на раздумья. Раньше он никогда не появлялся в рекламе, и, принимая решение, он «свел все к точным показателям — это была интригующая история, которой предстояло стать коротким фильмом благодаря некоторым интересным фильммейкерам и актерам». Он кивает, указывая на своих партнеров по ленте — американскую актрису Шаннин Соссамон и испанского актера Хорди Молью. «Также, имеется — я не хочу это излишне подчеркивать — разница между личным продвижением продукта и тем, когда тебя нанимают, чтобы участвовать в чем-либо в качестве актера, — он снова «излишне подчеркивает» свою точку зрения. — Jaguar недавно блестящим образом появился в «Координатах «Скайфолл»», однако Дэниел Крейг на продвигает Jaguar».

Осознав, что он, возможно, слишком активно протестует, Льюис делает шаг назад: «Ну, ты знаешь, я здесь, потому что слегка взыграло мое тщеславие. Вероятно, почти определенно, мне польстило, что они захотели меня на главную роль».

Через десятилетие после «Братьев по оружию» и «Саги о Форсайтах» (2002) «Чужой среди своих» утвердил Льюиса в статусе одной из крупнейших британских звезд в мире. Он знает, что с большой славой приходит большая ответственность, особенно когда имеешь дело с такими вещами, как патриотизм и религия. Сержант Ник Броуди вернулся после семилетнего плена радикальным джихадистом и практикующим мусульманином. На протяжении двух сезонов Homeland Льюис требовал у сценаристов и продюсеров подтверждения того, что эти два понятия не связаны.

«Я сразу очень явно сказал, что если будут какие-либо параллели между исламом и насилием, я не буду в этом участвовать. Я просто не был бы заинтересован в том, чтобы рассказывать подобную историю. Потому что это не является справедливым отражением того, что действительно происходит, так что это было бы безответственно.

И они сдержали свое слово. Они действительно работали изо всех сил, чтобы изобразить исламскую веру как воспитывающую, поддерживающую силу добра для Броуди. Она была спасением для него, пока его мучили в плену. Так что я не ощущаю, чтобы мы сделали что-нибудь такое, за что эти люди могли бы нас взорвать, — говорит он, переходя в шутливый режим, который делал его регулярным гостем программы Have I Got News For You. — Держим пальцы».

Тем не менее волновался ли он о том, как сериал может повлиять на мнение не самой думающей части аудитории? В любом случае он играл американца-изменника. «Думаю, жена беспокоилась больше, чем я. Она волновалась о том… — он снова останавливается. — Для второго сезона была написана сцена — я не буду рассказывать, что именно там было, — но она была очень противоречивой. И это был единственный раз, когда мы, кажется, задумали что-то чрезмерно провокационное по совокупности художественных образов. И это задействовало ислам. Но в итоге в одиннадцатом часу это было удалено».

Его текущий успех в США, без сомнения, в какой-то мере реванш за детективную драму «Жизнь как приговор», отмененную после двух сезонов. Теперь у него есть шоу, которое, как всем известно, находится в топ-листе Барака Обамы. Примерно год назад Льюиса и Маккрори пригласили в Белый дом на ужин на государственном уровне, приуроченный к официальному визиту Дэвида Кэмерона. Там же присутствовали другие британские звезды — Идрис Эльба, Хью Бонневиль, Mumford & Sons. Но только Льюиса посадили за главный стол.

Он и «лидер свободного мира» обсуждали свои зрительские привычки. «Я сказал президенту: «И когда же Вы смотрите Homeland?» Он ответил: «Ну, Мишель берет девочек поиграть в теннис вечером в субботу, а я делаю вид, что отправляюсь работать в Овальный кабинет, включаю телевизор и смотрю «Чужого среди своих». Так что его время — вечер субботы!»

Ко времени нашей встречи в Чили в декабре, дома в Соединенном Королевстве еще не были показаны четыре эпизода второго сезона. Когда я спрашиваю Льюиса, будет ли он участвовать в съемках третьего сезона в мае, его обычная разговорчивость сходит почти на нет: «Ну, да, они снова начнут, мы снова начнем. Меня там может не быть. Вам придется подождать, и вы увидите».

Он говорит, что его может не быть в третьем сезоне? «В «Чужом среди своих» значительные человеческие потери», — говорит он, отсылая ко взрыву, уничтожившему половину штата ЦРУ в финале. Мы говорим, и он отказывается уточнить, вернется он или нет. Как знают все, посмотревшие финальный эпизод, Броуди теперь в бегах и подозревается в том, что это он провез бомбу. В январе продюсеры Homeland подтвердили, что Льюис будет участвовать в третьем сезоне.

После Чили он проведет некоторое время дома. В Британии у него есть некое количество работы, включая продюсерские проекты, и, как он надеется, «первая собственная режиссерская вещь». Также на горизонте — выпуск киноверсии «Ромео и Джульетты» Джулиана Феллоуза, снятой в Италии в прошлом году, Льюис появится в роли лорда Капулетти. Он называет съемки «абсолютно приятными». «Но, ты знаешь, я уверен, что люди найдут, что сказать, по поводу того, что оригинального Шекспира местами обыграли. Но мы четко стоим на своем».

Есть у Льюиса и работа на домашнем фронте. Ему нужно заново узнать своих детей, пятилетнего Галливера и шестилетнюю Манон. «Дети в том возрасте, когда они замечают, что тебя нет. Я думаю, это их огорчает. Но для всех, кому приходится путешествовать в связи с работой, этого не изменить. Это всегда будет своего рода жонглирование. Сейчас для меня пришло время отправиться домой».

Кроме того, для Маккрори пришло время поработать. В прошлом году она появилась в пьесе «Последняя из Хауссманов» (The Last of the Haussmans) Лондонского национального театра и снялась в шестисерийной телевизионной драме Peaky Blinders о банде с бритвенными лезвиями, действовавшей в Бирмингеме Эдвардианской эпохи. Льюис с гордостью упоминает, что у его жены была небольшая роль в последней части бондианы «Координаты: «Скайфолл»». Льюис, который сам начитал аудиокнигу «Бриллианты вечны», с одобрением отмечает тот факт, что вторая половины ленты рассказывает о происхождении Бонда, перенося агента 007 в семейный дом к его корням. «Идеально мостят путь для рыжеволосого Бонда! Теперь у него есть шотландские корни — я не могу поверить, что они поработали специально для меня!»

Конечно же, он шутит, стараясь пресечь новые вопросы о третьем сезоне Homeland. А прямо сейчас Льюиса спасает звонок — и плотное расписание съемок Desire. Он должен вернуться на площадку и на солнце. «Бывают времена на этом проекте, — рассуждает он, пока алый F-type отвозят на искомую позицию на отдаленном шоссе, — когда я стою здесь, со своими рыжими волосами, в осеннем костюме, при 32 градусах жары, и песок свистит в носу и в ушах, и думаю: «Действительно ли я должен быть здесь?»» Он задумывается на мгновение. «Викинги не были созданы для пустыни».

Премьера фильма Desire состоится в апреле.

Оригинал материала