Time Out Доха: Звезда «Братьев по оружию» рассказывает, как он научился справляться со славой

9 октября 2012 года

За несколько дней я увидел три стороны Дэмиана Льюиса. Есть блестяще одаренный киноактер, который играет сержанта-морпеха Ника Броуди, американского военнопленного, который, возможно, сменил сторону за восемь лет в афганском плену, в захватывающей американской драме «Чужой среди своих» (Homeland). Затем — он прирожденный сценический деятель на Bafta Q&A: излучает уверенность, заигрывает с галеркой и дурачится с интервьюером. И, наконец, он приятный, вдумчивый, скромный парень, с которым мы сидим в обшитой деревом библиотеке в лондонском отеле.

Хотя большинство известных персонажей Льюиса основаны на его способности подавлять эмоции и сдерживать себя, сам он гораздо более открытый. Он вскакивает с кресла в возбуждении, выяснив, что ему достались яйца-пашот и салат Цезарь, но при этом сидит в комфортной тишине, размышляя о психологических трудностях, связанных с его последней ролью-вызовом. «Это триллер, так что вам хочется провоцировать людей, помещать Броуди, символ западной системы убеждений, в такую ситуацию».

Исследования привели его к хронике Брайана Кинана, посвященной его жизни в плену, —An Evil Cradling; к встречам с людьми, страдающим посттравматическим расстройством, и в центральную лондонскую мечеть, где его пригласили присутствовать при молитвах. Школьные дни в Итоне привили ему «разбавленное, легко усваиваемое англиканство», но теперь Льюис чувствует, что он реагирует на разные аспекты разных религий. «Знаете, мне кажется, я не особенно набожен. У меня в жизни были потери и я думаю, что энергия моей матери живет каким-то едва заметным буддистским образом. Так что я нахожу в этом некоторое утешение».

Два-три года назад Льюис подумывал о том, чтобы отвлечься от актерства в пользу режиссерской или сценаристской деятельности. «Я играл определенное количество времени и начал чувствовать, я понимаю это. Так что я начал читать книги о сценаристской и режиссерской работе и понял, что они исходят из тех же вещей, что и актерская игра. Я подумал, что это интересно, так что решил открыть актерство заново еще раз и, ну, попытаться стать лучше». Он смеется и скромно добавляет: «Я ношу с собой блокнот, чтобы записывать идеи для сценариев, но вместо это заполняю его чем-то вроде «обои для кухни» или «заплатить налоги».

«Братья по оружию» сделали Льюиса звездой — о чем-то подобном он мечтал в десять лет, стоя перед зеркалом и представляя, будто дает интервью британскому радиоведущему Терри Уогану. «И теперь я собираюсь к нему на радиошоу», — гордо говорит он. Но он аккуратно договаривался с подводными камнями известности, особенно когда роль выдающегося негодяя Сомса в великолепном британском ремейке «Саги о Форсайтах» (2002) угрожала перенести его в епархию волнующего сердца Колина Фирта. «Я думаю, можно контролировать уровень внедрения: ты можешь полностью отдаваться, а можешь отстраниться от этого», — говорит он с убедительностью счастливо женатого семейного человека.

Оригинал материала