Irish Examiner: Большое шоу на маленьком экране

Дэмиан Льюис. Фото Irish ExaminerCraig McLean, 14 октября 2012 года

Дэмиан Льюис шел к звездному статусу медленно, но верно. Теперь он сорвал джекпот с «Эмми» за роль в «Чужом среди своих» (Homeland). Он беседует с Крейгом Маклином о славе, отцовстве и фан-клубах.

Дэмиан Льюис начинает разговор со скромного упоминания о своих страстных почитателях. «Есть группа фанатов, которые называют себя — только не смейся — зайчики Дэмиана». Их название, кажется, отсылает к другим местами рыжи персонажам — зайцам Duracell. Они следят за ним с 2001 года, когда вышел ставший для него прорывом сериал Стивена Спилберга о Второй мировой войне «Братья по оружию», и они «абсолютно милые». «В конце концов я понял, что они знают обо мне так много, и позволил двум из них вести мой фан-сайт».

Десять лет после «Братьев по оружию» у Льюиса (сейчас ему 41) была насыщенная, успешная и при этом «непубличная» карьера по обе стороны Атлантики — до тех пор, пока он месяц назад не получил «Эмми» за «Чужого среди своих». Теперь с золотой статуэткой под мышкой он на гребне славы. Но идти к этому пришлось долго.

«Ты хочешь делать что-то, что тебя кормит, стимулирует и является для тебя вызовом. Так твое время проходит более интересно». Но при подобном подходе профессиональное продвижение происходит таким образом, что постепенно «без вопросов выводит из себя». «Сотрудничество — самый быстрый способ продвинуться в этом бизнесе. Важно, не какую роль ты играешь, а с кем ты работаешь — с какой компанией ты водишься».

Стоит сказать, что Льюис поступал правильно, не гоняясь за более зрелищными ролями. Его сердце и образ мыслей принадлежат британской театральной традиции. Выпустившись из лондонской школы Гилдхолл в 1993-м, Льюис быстро снискал значительный успех на сцене — в «Гамлете» на Бродвее в 1995-м и в ибсеновских «Столпах общества» Национального театра. Но после «Братьев по оружию» телевидение стало его основной рабочей платформой.

В 2002-м он блеснул в ремейке «Саги о Форсайтах», а с 2007 года два сезона шла американская драма «Жизнь как приговор» (он играл детектива, которого по ошибке посадили в тюрьму). И вот за последние шесть месяцев его успех на маленьком экране достиг новых высот.

В «Чужом среди своих», сериале американского кабельного канала Showtime, Льюис играет сержанта Ника Броуди, морпеха, который за восемь лет до описываемых событий пропал без вести в Ираке. Освобожденного американскими силами и вернувшегося домой (где его считали мертвым) Броуди встречают, как героя — его братья по оружию, правительство, увлеченное пропагандой «победы» в бесконечной войне с террором, семья и двое детей.

Но есть некоторые трудности и подозрения. Жена Броуди, веря, что она действительно вдова, начала, особенно не скрываясь, встречаться с одним из его самых близких друзей. Его военные товарищи удивляются, почему он не хочет более плотно завернуться в американский флаг и разыграть патриотическую карту в стиле «давайте мочить террористов». И, наконец, Кэрри Мэтисон (Клэр Дэйнс), аналитик ЦРУ по Ближнему Востоку, уверена, что за восемь лет плена Броуди перешел на сторону своих тюремщиков.

Интрига «Чужого среди своих» строится вокруг следующего предположения: что если исламские террористы позволили найти и освободить пленника, чтобы он смог вернуться на родину и там устроить величайшую атаку на Америку после 11 сентября? «Я подумал, что это амбициозный и спорный ход — намекать, что американский морпех, великий символ, защитник их системы ценностей и свободы, может предать свою страну», — говорит Льюис.

Интригу усиливает надломленное психологическое состояние Броуди и Мэтисон. Сотрудница ЦРУ — выдающаяся и в такой же мере сломленная инцидентом в Багдаде, ударившим по ее карьере, и биполярным расстройством, которое она скрывает от начальства. Это переплетение эмоциональных состояний главных героев добавило Льюису энтузиазма по поводу проекта. «Они оба страдают от экстремальной травмы, и безрассудство — то, что сводит их вместе».

Американские продюсеры «Чужого среди своих» Говард Гордон («24») и Алекс Ганза «Антураж») предложили Льюису роль без прослушивания, по телефону, когда он снимался в Манчестере в телевизионной драме Stolen, рассказывающей о торговле детьми. Они увидели его в главной роли фильма «В руках Бога» (Keane, 2004), блестящем и жестоко недооцененном независимом фильме о мужчине, ищущем свою пропавшую дочь.

«В фильме Keane Дэмиан первые 45 минут в одиночку «держит» кадр, — говорит Ганза. — Это была такая блестящая игра. И речь шла об абсолютно взбудораженном человеке в беде, каким, очевидно, является Броуди, так что мы решили, что он идеально подойдет для этой роли».

На третьем десятке Льюис упорно трудился. Но ему исполнилось тридцать до того, как «Братья по оружию» привели его к известности. Отголоски того, как живо он изобразил майора Дика Уинтерса, реального героя войны, в сериале Спилберга и Тома Хэнкса для телеканала HBO, звучат до сих пор — не только для «заек Дэмиана», но и для семей военных, с которыми он регулярно встречался во время съемок в США.

Льюис рассказывает историю, которая произошла, когда снимали эпизод «Чужого среди своих» в пресвитерианской церкви. Сын священника служил в американской армии и только что вернулся в Афганистан, и тот мысленно «сражался рядом с ним». Священник спросил, не может ли Льюис снять видеопослание для его сына-солдата. «Он обнял меня, крепко сжал, мы оба посмотрели в камеру и я просто сказал: «Привет, то, что ты там делаешь, — это выдающееся дело, спасибо тебе большое. И я надеюсь, что ты скоро вернешься домой». А отец, его глаза были наполнены слезами… «Братья по оружию» наложили ужасную ответственность, и это также очень стимулирует».

К этому добавились личные воспоминания Льюиса. Его мама погибла в автокатастрофе в Индии в 2001 году. В год его прорыва к успеху, когда он неожиданно оказался на виду, он боролся со своим личным горем. «Ну, нужно было со многим разобраться, — говорит он тихо. — Эти год или два определенно все изменили». Еще одна пауза. «И такая досада, что мамы нет рядом и она не может это видеть. Это все. Потому что она у нас была главной заводилой».

Через пару лет Льюис встретил свою жену Хелен Маккрори, они вместе играли в пьесе «Пять золотых колец» (2003) в лондонском театре Алмейда. Майкл Аттенборо, режиссер спектакля, вспоминает Льюиса как выдающегося театрального актера. «Когда он выходит на сцену, внутри него есть своего рода энергия. Люди дают ей забавные названия вроде харизмы и фактурности, но это красивые имена для энергии. Дэмиан идет, и ты знаешь, что что-то должно произойти. Внутри него есть что-то воспламеняющее, придающее энергию».

Аттенборо также вспоминает от эмоциональном накале между двумя ведущими актерами. «Я мог бы греть руки, — смеется он. — Это было, словно я режиссировал пожар. Они играли героев, которым не следовало влюбляться друг в друга — и он влюблялся в жену своего брата. Дэмиан и Хелен были невероятно сексуальны вместе. Я не хочу утверждать, что для того, чтобы играть сексуальность, люди должны встречаться в реальной жизни, но я абсолютно уверен, что это не навредит».

Я спрашиваю Льюиса, не хотят ли они с женой снова сыграть вместе. «Да, определенно. У меня есть безумная мечта как-нибудь возглавить один из маленьких театров в городе. Так что, да, вокруг витает полно идей».

Руперт Уайатт («Восстание планеты обезьян») понимает, откуда берутся подобные «идеи». Он снимал Льюиса в «Побеге из тюрьмы» (2008), и у них общая производственная компания, Picture Farm, ответственная за «Залечь на дно в Гвинфиде» (2007), которого срежиссировал брат Льюиса Гарет. «Дэмиан подходит к роли со всех возможных углов, — говорит Уайатт. — Он словно губка, он все впитывает. У него очень хорошее чутье на своего персонажа и его место в истории. И в девяти случаев из десяти такие актеры превращаются в очень хороших режиссеров».

Но по крайней мере сейчас Льюис отвергает подобные амбиции. «Знаете, чем я, возможно, в итоге займусь? Буду просто растить своих детей, что вытеснит все остальное. Я не особенно лукавлю — теперь я понимаю, что не так-то просто уехать из дома, когда у тебя есть дети. Проект должен по-настоящему увлекать».

Пока для Льюиса это означает продолжение «Чужого среди своих» и новую киноадаптацию «Ромео и Джульетты», написанную создателем «Аббатства Даунтон» Джулианом Феллоузом. И, что еще важнее, это означает дать Маккрори шанс продолжить ее карьеру.

«О таком не говорят и не пишут, но это, конечно, адский ад, — он улыбается. — А вот много говорят о том, что, снимаясь в «Чужом среди своих» по пять месяцев, я смогу следующие семь проводить дома. И я постараюсь это ценить (еще одна усмешка). И, конечно, у меня не получится».

При разговорах о доме всплывает забавная история. «Мы купили дом Хью Лори, совершенно случайно — я ни разу с ним не встречался, — добавляет он со смехом. — Купили не напрямую у него, между нами было еще двое владельцев». В то время Льюис собирался перебраться в Лос-Анджелес, чтобы сниматься в «Жизни как приговор». Лори снимался в «Докторе Хаусе» и был на пути к тому, чтобы стать самым высокооплачиваемым актером на телевидении. Льюис подумал, что «знамение» было слишком мощным для того, чтобы его игнорировать. Он бы высоко оценил совет от британского актера, который так успешно устроился на американском телевидении. Так что он попросил своего агента выяснить, нельзя ли пообщаться с Лори по телефону.

«Хью был очень мил. Я спросил его, каково это — сниматься в американском сериале, и он очень реалистично рассказал о том, как это сложно, но какой фантастически качественной получается работа, если ты наткнешься на хороший проект. Так что, побеседовав с Хью, я согласился на съемки в Life и отправился в Лос-Анджелес. И мы с ним так и не встретились лично».

И вот теперь, пять лет спустя, Льюис снова курсирует через океан ради хитового шоу американского кабельного канала, совмещающего в себе политическую интригу «Западного крыла» и драму «24», от которой учащается пульс.

«Тяжело быть далеко. Все дольше трех недель — тяжело, когда у тебя такие маленькие дети». Но, раз уж ему приходится терпеть многомесячную разлуку с семьей, то хотя бы ради высококачественной, рейтинговой драмы, собирающей награды. Ну и деньги — это тоже приятно.

«Да, как сказали бы американцы, — говорит Льюис, улыбаясь и переключаясь на безупречный американский акцент, — всем бы такие проблемы».

Оригинал материала

 

  • Диана

    Как плохо, что у него такие классненькие интервью… Теперь придется остальные читать…
    Ну как можно быть таким обаятельным, что даже через текст статьи пробирает?