The Daily Telegraph: Не слишком большой и не слишком рыжий

Дэмиан Льюис - кадр из фотосессии 2003 года. Фото Philip Hollis Elizabeth Grice, 9 декабря 2003 года

Дэмиан Льюис считал, что внешность может помешать его карьере в кино. Однако тысячи женщин считают иначе. Элизабет Грайс выясняет, как на самом деле обстоят дела.

Дэмиан Льюис проходит по ресторану как человек, привыкший быть в центре внимания. Конечно, дело в его волосах. Оттенок только что зажженного уличного газового фонаря. На контрасте с огненной шевелюрой его бледная кожа кажется белой, как бумага, а линии, ведущие от носа ко рту, словно прорисованы мягким грифелем. На нем рубашка кричащего сливового цвета, манжеты по-гамлетовски не застегнуты и шея тоже открыта. На репетиции он нагулял аппетит.

Мы близки к тому, чтобы заказать одинаковые блюда из рыбы, но он решает, что это плохая идея. «Нам нужно заказать разное, чтобы мы могли попробовать друг у друга». Вспоминая, что такое он обычно говорит женщинам, с которыми не держит профессиональную дистанцию, он меняет точку зрения: «Думаю, мы все же можем заказать одно и то же. Мы же ведь не любовники».

Если это такой изощренный вариант флирта, у меня он не вызывает отторжения, и я воздерживаюсь от того, чтобы хлопнуть по столу и возмутиться: «Молодой человек, что Вы себе позволяете, я Вам в матери гожусь!» Мы приходим к компромиссу и заказываем другую рыбу — блюдо на двоих, чтобы вопроса с тем, этично ли пробовать друг у друга, не возникало.

Льюис сейчас активно репетирует свою роль в «Пяти золотых кольцах», новой пьесе Джоанны Лоуренс, которую ставит театр Алмейда, а всего несколько месяцев назад он работал в Голливуде вместе с Дженнифер Лопес над фильмом «Незаконченная жизнь». Вот перед каким выбором он оказался в эти дни. Пару недель назад он получил по почте сорок пар женских трусиков «всех вообразимых размеров и фасонов» от женщин, объединенных восхищением его Сомсом, его сексуальной привлекательностью и, возможно, его непростительной рыжестью. Такого рода почту от поклонников он получает в последние дни.

«Я их выкинул, хотя, вообще-то, не сразу. Некоторое время они валялись у меня в спальне. Я не знал, что с ними делать. Кому бы захотелось на Рождество пушистых стрингов?»

После того, как он от них избавился, в мусорном баке порылись бродяги, и в один прекрасный вечер, возвращаясь с ужина, он обнаружил себя во взрослой версии сказки по Гензеля и Гретель: от его дома в Кэмдене вдоль по улице тянулся след из женского белья. «Я провел полчаса, собирая в темноте трусы. Спасибо всем, кто их посылал».

Он проработал несколько лет в Королевском шекспировском театре, а затем его карьеру ждал головокружительный взлет — на телевидении. На него впервые обратили внимание после блестящей роли майора Ричарда Уинтерса в военном сериале «Братья по оружию». Затем последовал коварный Сомс Форсайт в ремейке «Саги о Форсайтах» 2001 года. Ну и третьей в этом списке стала сатирическая драма BBC Jeffrey Archer: The Truth.

Однако именно нетерпимый Сомс, расист и сексист, привлек к нему внимание женщин. «Люди отреагировали на Сомса весьма своеобразно, — говорит он. — Женщины определенного типа нашли Сомса очень сексуальным — по какой-то причине. Женщины, которые ведутся на холодных, жалких парней. Он — это вам не традиционный сердцеед. Я был очень польщен, конечно же. Я слишком тщеславен для того, чтобы не быть польщенным такого рода вниманием — как к секс-символу».

Почему так много зрителей испытали симпатию к насильнику собственной жены? Отчасти потому, что Льюис и Джина Макки (алебастровая Ирэн Форсайт) сыграли Сомса и Ирэн менее однозначно, чем в версии шестидесятых. «Тогда было очевидно, кто злодей, а кто жертва, а у нас люди могли временами симпатизировать Сомсу и в то же время осуждать Ирэн. Некоторые говорили: «Она была слишком холодна» или «Ты был слишком милым».

«Сомс — не привлекательный мужчина. Он бы вам не понравился, если бы вы его встретили. Тем не менее есть что-то интригующее в мужчине, чьи страсти такие подлинные, пусть даже они проявляются в терминах собственности».

До сих пор Сомсы повсюду, утверждает он: «Как и Ирэн. Эти женщины выходят замуж, потому что так принято, потому что они думают: «Он хороший человек, чертовски богатый, он построит мне дом за городом». Компромиссы такого рода происходят ежедневно. Се ля ви».

Не так давно Льюис расстался с девушкой, с которой встречался долгое время, — Кэти Рэззалл, продюсером канала Channel 4. Он объяснил, что отношения на расстоянии (по причине работы) сложно поддерживать. Он считает, что слишком рано отвлекаться от работы, чтобы «быть рядом с кем-то другим». Льюис регулярно летает по делам в Америку, чтобы рекламировать студиям свою подтянутую фигуру и асимметричную улыбку. Иногда его приглашают, а иногда выставляют за дверь. «Голливуд — это фабрика фильмов, так что если вам хочется сняться в масштабном фильме (чего мне хочется), нужно ехать в Америку. Но мне также хочется появляться и в британских фильмах».

«Потому, что я смог убедить людей в «Братьях по оружию» — справедливо или нет — что я американец, мне предложили роль в «Ловце снов»». После «Братьев по оружию» его вызвал к себе американский продюсер, который протянул: «Все говорили, что я должен с тобой встретиться, но кто, блин, ты такой?» Вот именно так. «Если ты достаточно амбициозен, настроен работать хорошо, определенный уровень признания — это то, к чему ты стремишься. Я не имею в виду узнавание в супермаркете — речь о признании в рамках профессии».

В следующем году мы увидим его и в «Незаконченной жизни», и в фильме «Невесты», спродюсированном Скорсезе. Весной он будет сниматься в фильме «Пирог Шекспира», где сценаристом и режиссером выступает его брат Гарет. Майкл Аттенборо, режиссер театра Алмейда, говорит, что сильные стороны Льюиса — эмоциональная точность и любовь к языку: «Он очень сдержан, но при этом показывает богатство чувств, не лежащих на поверхности. Его сцены с Хелен Маккрори очень славные».

После «Ловца снов», где он сыграл учителя истории в вязаной шапке, Дэмиан Льюис перестал беспокоиться насчет того, не станет ли его прошлое в Итоне долгосрочной привязкой к ролям, где требуется аристократическое лидерство или искушенность среднего класса. Да, он учился в Итоне, и некоторое время предпочитал помалкивать об этом, но теперь в ложных маневрах нет нужды. Он не стыдится счастливого детства, идиллических дней в подготовительной школе в Сассексе и того, что его родители исповедовали жизненную этику подходить ко всему со всей душой.

«Я воспитан так, чтобы делать все максимально хорошо и получать как можно больше от всего, будь то футбол или прогулка. Творить. Такое может сделать неугомонным по жизни. Мама и папа были в этом едины. Не было никакого давления. Они просто говорили: «Мы думаем, это даст тебе действительно стоящую жизнь». И ты знал, что они будут любить тебя, что бы ты ни делал».

Дэмиан, один из четверых детей, прямиком из Итона отправился в лондонскую театральную школу Гилдхолл. В это же время там учились Джозеф Файнс, Джуд Лоу и Юэн Макгрегор: «Я витал в облаках, при этом рвался вперед и даже не представлял, что что-нибудь могло пойти не так».

После семи активных лет в классическом театре он начал задумываться на тему, не слишком ли он «большой и рыжий» для кино и телевидения. Затем, вместе с еще 150 актерами, он снял видеотест на роль майора Уинтерса из роты Easy, и Стивен Спилберг с Томом Хэнксом позвали его. Ему еще не было тридцати.

«Когда мне исполнилось тридцать, я подумал, что достиг возраста, всегда для меня предназначенного. Помню, я расслабился, стал меньше напрягаться, ощутил себя больше мужчиной и меньше мальчиком. Затем, что парадоксально, ты позволяешь себе быть мальчишкой, вести себя так, будто ты моложе, потому что ты уверен. Ты во всех отношениях становишься лучшим человеком, я думаю». Он выдает одну из этих Сомсовских улыбок, задействуя только один уголок рта: «Я не уверен, что это надолго».

Он называет свои недостатки очень бодро, возможно, потому, что ни один из них не выставляет его невежей, грубияном. Он нетерпелив, консервативен, любит контролировать ситуацию и при этом нерешителен. А как насчет традиционного для рыжих темперамента? «Я двигаюсь медленно. Как Сомс».

Еще у него есть раздражающая привычка превращать простой вопрос в трудный благодаря деталям, которые и вообразить сложно. Заказанный им запеченный картофель остается нетронутым. Он сам готовит? «Готовлю ли я? — повторяет он, как эхо. — Трудно понять, что значит этот вопрос. Готовлю ли я для себя три раза в неделю и наслаждаюсь процессом? Нет. Ем ли я дома раз в неделю, а остальное время — вне дома? Да. Люблю ли я приглашать людей и готовить для них? Да». Это может стать утомительным…

Затем — его любовь к загадкам. Когда я спрашиваю о том, есть ли прямо сейчас в его жизни женщина, имеющая особое значение (вроде бы, нет), он распинается о симпатии к идеи «освобождения через отрицание», фокусировании на одной вещи, исключая прочие, которые могут казаться соблазнительными, возбуждающими, притягательными. «Бывали времена, когда я жил подобным образом, а в другие времена — совсем нет, я хватал все, что попадалось под руку, и смешивал».

И в какой же фазе он сейчас, в аскетической или «хватай и смешивай»?

«Я не уверен. Я в фазе перехода, — еще одна кривая улыбка. — И непонятно, в какую сторону». Я сдаюсь. Кажется, вонзать вилку (каждый — свою) в картофель гораздо проще.